Светлый
Темный

Брухо — Брухерия Амазонии-4

20. Апр. 2017

Иссиня-тёмная масса переливалась самыми немыслимыми оттенками. Я смотрел на неё заворожённый игрой цвета. На какой-то миг она погасла и я осознал себя, висящим в нескольких метрах от земли на лесной поляне и осматривающимся вокруг. Посмотрев вниз, я увидел Брухо на том месте, где только что был переливающийся сгусток.

Брухо

Иссиня-тёмная масса переливалась самыми немыслимыми оттенками

Он смотрел на меня, не мигая. Его взгляд буквально сковал меня, я совсем не мог пошевелиться. Попытался приземлиться или уйти в сторону, но ничего не получалось, просто висел беспомощной куклой. Он опустил голову и меня спокойно опустило напротив него. Он снова посмотрел на меня и я вновь почувствовал мощную фиксацию. Меня уже начинала бесить эта накатывающая беспомощность и я решил вовсе покинуть это сновидение, но брухо не отпускал. И тут он странно моргнул глазами, неестественно повернул голову и снова посмотрел на меня, потом опять, но повернул голову в другую сторону. Я поймал себя на том, что моя голова вертелась вслед за его. В какой-то миг, когда я снова посмотрел на него, передо мной сидела сова.

Я застыл в изумлении, махнул крылом в её сторону и свалился на бок. Поднялся и свалился снова. Он поднялся в воздух и сделал круг над поляной, сел напротив и прокурлыкал, и снова полетел. Я полетел следом. Мы кружили средь бела дня над поляной и курлыкали, как дикие птицы, хотя такое сравнение не очень неуместно.

Он полетел в сторону притоки, а я летел следом за ним. Через какое-то время заметили у берега плещущихся людей, сова низко прошла у них над головами. Люди закричали и помчались в сторону своих хижин. Сова следовала за ними, подлетала и задевала их крыльями. Ор стоял дикий. Крики резали уши и были неприятны. Из хижин выходили ещё какие-то люди, но завидев сову, сразу прятались обратно или убегали прочь. Из дальней хижины вышел странный человек и начал что-то бубнить. Его монотонные звуки совсем вводили в бешество, подлетев не раздумывая, я ударил его куда-то в верхнюю часть.

Брухо

Я летел над джунглями. Вернувшись из социума, удалось быстро, всего за три дня, выбросить всё, что нaкопилось в голове, и войти в состояние сновидений. Летел спокойно и наслаждался этой свободой, ощущением сновидения, лёгкостью и безмятежностью. Свет в каком-то месте как будто звал меня и я притянулся к нему и тут же попал на вырубку. Это были большие деревья и они были мертвы. От пней ещё исходила жизнь, но очень слабая, и было неприятно стоять на этом месте. Уже было собрался уйти, но тут появился Брухо.

– Это моё место, – сказал он – Ты принёс твёрдое и убил его. Посмотри вокруг, посмотри, что ты наделал.

– Эй, ты о чём? Я сам только что сюда попал и мне нечем валить эти деревья. Это вообще сновидение. Знаешь, это делают пилами, такими машинками специальными.

Он крутнул рукой у головы.

– Зачем ты выливаешь на меня эти звуки? Они выглядят совсем странно.

Осознание всё больше наполняло меня и я вспоминал всё больше. Вдруг понимаю, что нахожусь в повседневной реальности, но в теле сновидения.

– Такие, как ты, пришли сюда. Забрали землю и принесли много твёрдого. Они убивают деревья и делают странные вещи. Я не знаю, что происходит. Люди из деревни и их шаман убили моё место. Ты убил его!

– Где был ты? Почему ты допустил? – спросил я.

Старик перетёк в странную форму, оказавшись чуть в стороне от меня.

– Я был в стороне цветных изумрудов, сильные сияют со стороны, где белое, – сказал он.

Порой проходило немало времени, прежде чем мне удавалось осознать слова старого брухо. И это при условии, что вообще удавалось вспомнить его и встречи с ним. Эти воспоминания всегда всплывали без предупреждения, без хронологической последовательности. И я с удивлением вспоминал, что был в лесу где-то лет пять назад, а события являются продолжением того, что происходило всего полгода назад. Для сохранения рассудка в более-менее функциональном состоянии я вовсе отказался от попыток выстроить события во временном потоке и в принципе от интерпретаций.

– Кто это сделал? – спросил я его.

– Ты! – ответил он.

Я понял, что, во-первых, разобраться сейчас мне всё равно не удастся, а во-вторых, конкретно мне не угрожают, а просто констатируют некий факт. Ладно разберусь потом, если вспомню.

Откуда-то справа послышалось пение. Я посмотрел в сторону, откуда шли звуки, и увидел процессию из нескольких мужчин и женщин. Они вели человека с кровавой повязкой на глазах. Я кивнул им, но они прошли мимо, как-будто меня не было и в помине, и остановились перед стариком.

Один из них начал говорить.

– Прости нас, мы хотели заработать денег для деревни и купить инструменты.

Я смотрел на процессию, на Брухо и единственное, о чём думал, что нахожусь в сновидении, сновижу повседневность и этот хаос в спокойном/непонятном — это просто какая-то чепуха. Или меня уже унесло, а я не заметил. Временами люди были похожи на картинки, иногда «пропадал звук», но в основном была чёткая реальность, причём самая последовательная и понятная, если бы не … много чего.

– Я не знаю и не понимаю, зачем вы это сделали. Я слышу только то, что он всё сломал и я уйду отсюда.

– Вылечи моего мужа, – сказала одна из женщин – Ты наказал нас достаточно, когда проклинал со своим другом нашу деревню. Ты ударил его в глаза. Вылечи, он не может сам.

– Это не я, – сказал брухо.

– А кто?

– Он – старик посмотрел в мою сторону.

Люди повернулись и уставились на меня. В их глазах стали появляться недоумение и ужас, некоторые присели и обхватили голову руками. Мне казалось, я выгляжу также, как они, с ужасом и недоумением глядя на спектакль, который разворачивался передо мной. Хотел бы я посмотреть на себя сейчас их глазами.

Дикий поток мыслей или чего-то там, выбило меня из сновидения. Очнувшись в хижине, я тут же плеснул воды себе в лицо, залез под сетку и снова вошёл в сновидение, в то же место. Ничего не изменилось, спектакль продолжался, как будто и не «выходил покурить».

Брухо посмотрел на меня.

– Составь всё обратно. Как навёл, так и составь всё.

– Вылечить что ли?

– Составь!

Да почему я?! Что происходит, я их в первый раз вижу, ничего я тут не спиливал и никого не ломал. Как они меня видят? Почему не видели в начале? Я отсутствовал совсем недолго, почему не заметили?

Мысли верницей проносились где-то в голове.

Брухо посмотрел на меня и тут же начал менять форму и цвет. Я быстро сделал движение для сохранения силы в сновидении и вспомнил сову, полёт, разгон деревни и удар по деревенскому шаману.

Ум сразу попытался утянуть в анализ происходящего, остановил его, потом.

– Я не знаю, как его лечить.У него глаза есть?

– Составь,– сказал старик.

Да что ты будешь делать! Подойдя к шаману, я заметил его дрожь и снял повязку с его глаз. Набрал воды из ручья о обмыл его лицо. Чёрные глаза смотрели на меня и в них читалось глубокое недоумение.

– Да видит он всё, просто притворялся! Что происходит?

Старик крутанул рукой и я вылетел в свою кровать, меня трясло ещё какое-то время, как в поезде. В галопе возвращения я пытался удержать все события, которые произошли только что.


– Привет, – сказал Мартин.

– Привет, – ответил я.

– Я принёс тебе рис и связку бананов. Это последняя неделя диеты?

– Да, я заканчиваю и поеду обратно.

– Ты выглядишь одичавшим. Успеешь придти в себя, чтобы не пугать людей? Может поживёшь у меня немного, прежде чем выйдешь в город.

– Да нет. Не в первый раз уже, справлюсь, выйду сразу.

– Ок. В лагерь скоро приедут люди, твои земляки. От тебя далеко, но всё равно может быть слышно церемонии или к тебе вдруг забредёт кто.

– Как они найдут сюда дорогу? Моя хижина находится в стороне и довольно далеко.

– Но тропинка же есть.

– Ну, тропинка то есть, только с каких пор туристы ходят по джунглям сами по себе? Ну а хозяин кэмпа точно не додумается их привести сюда. Или?

– Да нет, не должен, но ты же знаешь, он любит блеснуть и показать белого на диете, как экзотику.

– Эй, скажи ему, чтобы никого не приводил.

– Скажу, но ты имей в виду.

– Ок. Пока, через неделю увидимся.

– Пока.

Я лежал в хижине и смотрел в джунгли. Последние дни диеты. Прокручивал всё, что произошло, спокойно и тихо. Тут на поляну перед хижиной вышла девушка. Я не шевелился она посмотрела на хижину и смело направилась к ней. Разные состояния осознания, где мир людей, где нет, у меня всё перемешивалось, осознание медленно вставало в позицию повседневности. Откуда здесь девушка? Что происходит?

Она подошла к двери и посмотрела на меня через сетку.

– Привет!

– Здравствуй!

– Я – Йоанна.

– О как! Откуда ты с таким именем?

– Нам сказали, что ты тут лежишь на диете и я решила посмотреть.

«Да ты гениальна», – подумал я, – «вместе с этим кадром, который вам эти сказочные истории рассказывает. Ты чего припёрлась сюда?»

Сам же улыбнулся, встал и открыл двери.

– Входи, комары сожрут.

Какое-то время мы поговорили и девушка ушла.

Ещё немного позже пришёл хозяин кэмпа, который находится в 30-40 минутах ходьбы от моей хижины, и начал извинятся.

– Да ладно,– сказал я,– завтра выхожу, всё уже, сегодня закрываю диету.

– Приходи сегодня на церемонию, – попросил он

– Нет, спасибо, утром зайду к вам. Накормишь?

– Без проблем, в лагере еды – море.

– Мне немного, для социума.

– Заходи конечно, до завтра!

На следующий день я уже беседовал с группой туристов, полдня выслушивая их впечатления от аяваски. Навязчивые вопросы и дикий шум-гам в голове.

Зато выяснил для себя одну вещь, Йоанна отлично говорила на испанском.

Выбрав момент, я отвёл девушку в сторону и начал свой манёвр.

– Слушай, я торчу тут уже несколько лет, но всегда в лесу, мой испанский, как у обезьяны. Полдня на лодке по амазонке есть маленькая деревня, там говорят крутой аяваскеро живёт. Хочешь прокатиться, поможешь с ним объясниться?

– Поехали!

На следующий день нашли лодку и отправились в маленькую деревеньку в одной из проток Амазонки. На место прибыли в самую жару. Нашли дом деревенского шамана. Мужчина оказался невысоким с узкими глазами щёлочками.

– Скажи ему, что я хочу пить у него аяваску, несколько раз.

Шаман смотрел на меня, буравя насквозь.

– Он говорит, что нет.

– Не понял? Почему? Спроси, сколько стоит, я денег дам.

– Нет, он говорит, что не в форме сейчас и не хочет делать церемонию.

Я настаивал, шаман злился, я тоже начал психовать. Что я только не говорил, как не уговаривал, нет и всё.

– Ладно, пусть продаст мне аяваски.

– Нет. Он говорит нету у него.

Я пристально смотрел в глаза щёлочки шамана и думал: «Вот твердолобый баран, добирался до него, сейчас назад, темнота застанет на Амазонке. Всё зря. Ладно. Пусть идёт… т.е. я пошёл, вернее нам пора ехать.»

– Слушай, по тону я немного схватил, но вообще ты поняла, чего он кочевряжился?

– Не знаю, – сказала девушка. –  Мне кажется, что он как-то неубедительно говорил и хотел просто от тебя избавиться быстрее. Может проблемы у него какие-то?

– Может… Глаза у него странные и форма, и вообще.

– Ну так шаман же, как я поняла, очень такой не слабый.

– Ну наверное… Да и ладно, нет так нет.


Только через несколько лет эти истории обрели хронологический порядок и какой-то смысл. Всё, мозаика сложилась!

Брухо не зря обвинял меня. Всё больше людей за последнии десять лет прибывают в Амазонию. Торговля с Китаем процветает, сюда завозят всё больше бензопил и другой техники. С каждым годом всё большие пространства джунглей вырубаются. Люди и техника забираются всё глубже и глубже. И хотя я сам не держал пилу в руках, место старика выпилил всё же я… Такие, как я, вложили в руки местным пилы, но, взращивая в них потребительские наклонности, всячески культивируя в них «цивилизованность» и «убивая» их корни, не потрудились взрастить трепетное отношение к тому богатству, которое местных всегда окружало, давало им кров, пищу и ЖИЗНЬ.

И шамана я вспомнил, а потом и встречал его ещё несколько раз. Вежливо поговорив, всякий раз мы расходились каждый в свою сторону. Никогда на тему диет или аяваски с ним не разговаривали… больше.

А со зрением у него всё нормально, даже сейчас, уже в более чем преклонном возрасте.

Автор статьи @ Bunga

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •